Подписка газета «Пасека России» Подписка журнал «ПЧЕЛЫ ПЛЮС»

Жить в мире

Л.Н. Янушкевич, пчеловод, Белоруссия

В последнее время, особенно летом, часто встречаются публикации на тему взаимоотношений пчеловодов с соседями, где авторы акцентируют внимание на страданиях тех, кому «пчелы мешают жить». Конечно, проблема взаимоотношений соседей важна, но я бы в первую очередь обратил внимание читателей на проблемы белорусского пчеловодства в связи с решением Государственной продовольственной программы. А это теперь более важная задача, и она касается всех нас.

Пчеловодство тесно связано с сельскохозяйственным производством. Эта связь определяется той ролью, которую играют пчелы как опылители сельскохозяйственных культур. У нас выращивается много видов растений, требующих перекрестного опыления, обеспечить которое могут теперь только медоносные пчелы. В последнее время из-за широкого применения химических средств защиты растений видовой и количественный состав естественных опылителей (шмелей, одиночных пчел и др.) резко сократился. Использование пчел для опыления позволяет приближать пчелосемьи к массивам опыляемых культур, создавать необходимую насыщенность опылителей, перемещать пчел по мере необходимости на новые участки. Опыляя сельхозкультуры, пчелы обеспечивают их высокую урожайность. При этом конечная стоимость продукции, в создании которой принимают участие и пчелы, в десятки раз превышает стоимость прямой продукции пчеловодства (меда, воска, прополиса и др.). За рубежом выгоду сотрудничества с пчеловодами давно поняли, и только за подвоз одной пчелосемьи к плантациям пчеловоду платят по 115–150 долларов (США, Канада).

В Беларуси приняты планы резкого увеличения посевов рапса. Эту культуру невозможно возделывать без применения химических средств защиты, и при нерадивом их использовании вместо пользы получается двойной убыток – снижается урожайность и гибнут пчелы. Причем иногда дело доходит до прямого преступления: рапс обрабатывают во время цветения. И это часто случается на территориях населенных пунктов и садоводческих товариществ. Результат такой преступной химобработки – обнаружение выброшенного расплода из ульев, уменьшение количества летных пчел и резкое повышение их злобливости. Даже миролюбивые карпатки и краинки резко реагирует на «химию». К сожалению, в такой ситуации все беды обрушиваются на пчеловода. В Беларуси одна пчелосемья приходится на 2 км? территории, что в 10–15 раз меньше требуемого. Для нас результатом такого малого количества пчел является очень высокая цена на мед. А ведь мед для некоторых является жизненно необходимым продуктом. И таких больных гораздо больше, чем ужаленных. Может быть, о них стоит больше заботиться? Паническая боязнь пчел характерна для городских жителей, которым дачи служат местом отдыха. Они видят в пчеле только врага и не могут отличить пчелу от осы, шершня, шмеля. В подтверждение приведу пример из моей жизни. В один прекрасный солнечный день раздался крик соседки: «Уберите своих пчел, они не дают мне работать!» Озадаченный я подошел к кустам перезревшей смородины, которую собирала соседка. Оказалось, что на сладкую ягоду слетелась туча ос. Вот их женщина и приняла за пчел. Кстати, у ос и шершней жала инфицированы, их укус весьма болезненный, а на месте укуса иногда развивается абсцесс. И, естественно, аллергические реакции на такие укусы развиваются чаще, чем при ужалениях пчел. Так как человек реагирует на укус мгновенным шлепком по ужаленному месту с размазыванием насекомого, то восстановить источник укуса бывает непросто. И опять все грехи «валят» на бедную пчелку и пчеловода.

Приведу второй яркий пример. Другая моя соседка решила перекусить на свежем воздухе, намазала кусок хлеба медом и, зажмурившись от предвкушения удовольствия, отправила бутерброд в рот. В считанные секунды оса уселась на лакомство и укусила женщину. Хорошо, что останки осы сохранились, и пчелы были реабилитированы. Но такие укусы в полость рта очень опасны, так как могут привести к затруднению дыхания.

Мой отец держал пчел еще на более стесненном участке, чем современные дачные, но и намека на вражду с соседями по причине ужалений не было. Хотя тогда пчелы были более агрессивными, чем теперь. Все прекрасно понимали, что без пчел невозможно жить, без них не будет яблок, груш, гречихи и т.д. Не возводили и двухметровых заборов вокруг пасек. И тогда не существовало закона о пчеловодстве, как не было и обращений в суд по поводу ужалений. Так, 17 июня 2015 г. суд Октябрьского района г. Минска обязал взыскать с пчеловода В.А. Чучулова в пользу «укушенной» 200 тысяч рублей «в возмещение морального ущерба» и постановил «убрать находящиеся на участке ульи». Но куда их убрать? И как на это посмотрят остальные члены товарищества, которым пчелы жизненно необходимы? Ведь испокон веков пчел размещали рядом с жильем человека, потому что здесь располагались приусадебные участки, и именно здесь для опыления нужны пчелы. Убрать пчел – это значит лишить людей урожая пчелоопыляемых культур, то есть возможности иметь собственные фрукты, овощи, зерно. Но в таком случае кто нас будет кормить? Ведь львиная доля овощей и фруктов выращивается именно на личных участках! Кроме того, пчелы требуют постоянного присутствия пчеловода, иначе при недостатке внимания с его стороны они могут улететь. По этой причине пчеловод располагает пасеку рядом со своим жильем, чтобы пчелы всегда были на виду, можно было вовремя вмешаться в их жизнь и предотвратить потерю роя. Однако допустим, упомянутую пасеку все-таки уберем. Но на этой же территории товарищества есть еще несколько пасек. Тогда их тоже надо убирать? Ведь не доказано (и практически это невозможно сделать), что именно пчела В.А. Чучулова ужалила соседку. И не велика ли цена за ужаление? Такие судейские решения приведут только к резкому снижению и так мизерного количества пчелосемей и, как следствие, к еще более резкому падению урожайности всех пчелоопыляемых культур. Соответственно, возрастут и цены на мед. Есть такое мудрое древнее высказывание: «Если тебя лягнет осел, не будешь подавать на него в суд». Ведь если укусят змея, оса, шершень, последствия от укусов, которых бывает гораздо больше, это считают естественным. Но если ужалит пчела или еще какая-нибудь из перечисленных тварей, есть хороший повод через суд насолить нелюбимому соседу и получить 200 тысяч рублей «морального ущерба». Впрочем, о какой морали здесь можно говорить, ведь было затребовано выплатить 3 миллиона! У моего коллеги-пчеловода есть сосед по даче, на которой он появляется только для принятия очередной дозы спиртного. Вот для него пчелы являются помехой, и он требует их убрать. И в моей практике был случай, когда на требование уменьшить громкость магнитофона от меня потребовали... убрать пчел!

Справедливости ради надо отметить, что бывает и доля вины пчеловодов, которым необходимо учитывать окружающую обстановку и не разводить агрессивных пчел, от которых нет покоя ни самим, ни соседям. Сделать это теперь не проблема: необходимо в пчелосемьях поменять таких маток на маток мирных пород пчел. Ученые утверждают, что пчелы появились гораздо раньше человека и дожили до наших дней в любви и содружестве с человеком, ибо эта любовь приносит пользу обоим, и даже пчелоужаления полезны. Многие болезни не поддаются лечению медпрепаратами, зато излечиваются пчелами, и у нас уже есть клиники, где этим успешно занимаются. Пчелоужаление - это укол, который бывает болезненным, но еще никому не пришло в голову подать в суд на медсестру, которая этот укол сделала. Так почему бы это же не отнести и к пчеле? Ведь просто так пчела не жалит. Чаще всего виновником является сам человек, от которого пахнет потом, табаком, спиртным, или если, отмахиваясь от летающей пчелы, он неосторожно заденет ее.

Некоторые возразят мне, ссылаясь на возможные тяжелые последствия для людей, страдающих аллергией на ужаления пчел. Но этот аргумент несостоятелен, так как таких случаев чрезвычайно мало. «Не следует пугаться единичных аллергических реакций при применении продуктов пчеловодства, особенно пчелиного яда, – говорит академик НАН Беларуси И.П. Антонов. – При использовании химических препаратов различные аллергические проявления отмечаются в десятки и даже сотни раз чаще. Дробные инъекции пчелиного яда, применяемые по соответствующим методикам, как ничто другое лечат аллергию». Приведу высказывание и российского ученого, доктора биологических наук, профессора В.Н. Крылова: «Продукты пчеловодства обладают в совокупности целым рядом ценнейших свойств: противомикробным, биостимулирующим, противовоспалительным, анестезирующим, радиопротекторным и др. Именно этим определяется высокий терапевтический эффект продуктов пчеловодства в лечении нервно-психических, сердечно-сосудистых, желудочно-кишечных заболеваний, болезней печени, почек, легких, ревматизма. Продукты пчеловодства способны также нормализовать обмен веществ, интенсифицировать кроветворение, повышать защитные функции организма, ускорять физическое и умственное развитие детей и т.д.». Неспроста японские дети вместо «белого яда» – сахара – получают мед и другие продукты пчел, во многом благодаря этому продолжительность жизни в Японии самая высокая в мире. Отказываются от сахара и во всех остальных развитых странах. В России по рекомендации ученых развернуто движение по организации при сельских школах, детских домах и интернатах собственных пасек. А мы требуем убрать пасеки с дачных участков! Не глупо ли мы поступаем?

В заключение хочу сказать, что человек с пчелой мирно сосуществовали многие годы, приспособились друг к другу, хотя ужаления иногда и случались. Но не надо из этого делать трагедию и идти на поводу у «укушенных», поднимающих из-за пустяков шум и желающих еще и обогатиться за счет других. Пчелы нас кормят, лечат, и надо простить им маленькие «грешки», которые никак не могут сравниться с той огромной пользой, которую они приносят.

© www.rnsp.su 2021