Наследие Титова

Родился Абрам Евлампиевич Титов в крестьянской семье в деревне Вятской губернии. С пчелами он впервые познакомился в сельскохозяйственной школе, которую окончил в 1896 г. С этого времени по 1902 г. Абрам Евлампиевич работал инструктором по пчеловодству в Уржумском уезде.

Пчеловодство России в то время представляло собой чрезвычайно отсталую отрасль сельского хозяйства. На небольших любительских и крестьянских пасеках преобладали колодные ульи и дуплянки, производство меда по существу являлось кустарным, побочным промыслом. Иначе обстояло дело в некоторых других странах, и в первую очередь в Америке. В эти годы пчеловодство США уже встало на промышленные рельсы, превращаясь из любительского занятия в крупное доходное производство. Однако о степени развития пчеловодства США было известно лишь из газет и журналов: никто из русских пчеловодов не бывал в Америке. Чтобы ознакомиться с американским пчеловодством на месте, в конце 1902 г. А.Е. Титов отбыл в длительную командировку за океан. Шесть лет пробыл он в США и детально изучил там пчеловодную промышленность, работая у крупнейшего промышленника-пчеловода, издателя журнала А.И. Рута в качестве рабочего-практиканта. За годы пребывания в США А.Е. Титов побывал на крупнейших фабриках пчеловодного инвентаря, изучил методы работы, организации пчеловодного хозяйства, производство вощины. Большой интерес представляет отзыв Рута о А.Е. Титове, который был напечатан в его журнале и перепечатан в «Вестнике иностранной литературы пчеловодства». А.И. Рут писал, что А.Е. Титов «не только искусный пчеловод, но и очень усердный работник». Вернувшись в Россию, Абрам Евлампиевич работает инструктором пчеловодства. А.Е. Титов призывает пчеловодов к коллективному труду, взаимопомощи, к организованной общественной и просветительской работе. В начале 1921 г. Абрам Евлампиевич Титов был назначен заведующим Измайловской опытной пасекой – старейшим пчеловодным центром России, где даже в те трудные годы не прекращалась научно-исследовательская и производственная работа. В апреле 1908 г. А.Е. Титов принял должность киевского губернского инструктора по пчеловодству. На пасеках губернии примерно четверть ульев были рамочными, в основном системы Левицкого и Дадана, что по тому времени считалось немалым достижением. В отдаленных же от центральной России районах по-прежнему безраздельно господствовала дуплянка. Хотя появились уже крупные помещичьи пасеки, пчеловодство продолжало оставаться побочным занятием при натуральном крестьянском хозяйстве и носило чисто любительский характер. На него смотрели как на подспорье, дополнительный источник продуктов питания и занимались с пчелами только в свободное от основных работ время. Однако Титов считал, что, кроме назначения быть подсобной отраслью в крестьянском хозяйстве, пчеловодство в России должно развиваться в промышленном направлении и занять важное место в сельском хозяйстве страны, тем более что оно не требует больших затрат и быстро их окупает. Это был уже принципиально иной подход к вопросу. «Пчеловодство при умелом его ведении, – писал Абрам Евлампиевич, – по праву можно считать самой выгодной и доходной отраслью сельского хозяйства. Ни одно земледельческое или какое-либо другое занятие при одинаковых затратах труда, времени и капитала не может дать такого дохода, какой дает пчеловодство». По его мнению, пчеловодство может подняться на уровень промышленного при условии его специализации, когда вся деятельность производителя будет сосредоточена только на пчеловодстве, и оно станет давать основной доход.

«Уже наступает то время, когда пчеловодство должно быть специализировано, – утверждал он. – Задачей людей, избравших пчеловодство как специальность, будет поставить его на чисто промышленную почву и использовать те источники дохода, которые не могут быть использованы при пчеловодстве, ведущемся только как побочное занятие». Воплощение в жизнь этой важнейшей задачи и была посвящена вся деятельность губернского инструктора – непосредственного организатора пчеловодного дела на местах. Хотя Абрам Евлампиевич не отрицал роли деловых людей, занимающихся разведением пчел с коммерческой целью (а таких было немало), в создании промышленного пчеловодства в России ведущее место он отводил пчеловодной кооперации – обществам, товариществам, компаниям. «Девиз «В единении сила» к пчеловодству одинаково применим, как и ко всякому другому делу, – писал Титов в одной из статей. – В одиночку человек часто не может противостоять простому микроорганизму, соединенными же силами можно бороться и побеждать даже стихию. В последнее время кооперативный дух широкой волной разлился по миру, проник во все без исключения страны, затронул все стороны потребностей человечества... результаты получились самые благоприятные. На кооперативное дело в пчеловодстве – устройство обществ пчеловодства, пчеловодных товариществ и т.д. нужно обратить самое серьезное внимание, его нужно развивать вширь и вглубь». Далее он говорил о том, что «при совместной работе можно урегулировать сбыт продуктов пчеловодства, избавить рынок от фальсификаторов, выхлопотать льготы и права и добиться издания необходимых законов».

Пчеловоды Киевской губернии постепенно начали объединяться и совместно направлять свои усилия на улучшение пчеловодного промысла. Правда, такие общества, членами которых состояли в основном небогатые крестьяне, нуждались первое время в материальной помощи, и им выделяли инвентарь, образцы рамочных ульев, вальцы для изготовления вощины, медогонки. При обществах основывались показательные пасеки. В перспективе общества могли превратиться в мощные кооперативные пчеловодные учреждения. Жизненность и полезность такого кооперирования уже были доказаны деятельностью кооперативных предприятий как в России, так и в других странах. В сентябре 1909 г. Абрам Евлампиевич участвовал в конгрессе пчеловодов Болгарии и был приятно поражен хорошо налаженной пчеловодной кооперацией. В стране насчитывалось более 30 пчеловодных товариществ, объединенных в центральное общество. Это был еще один убедительный пример того, что успехи возможны лишь в результате совместных, солидарных действий, а не в одиночку.

К 1912 г. кооперативное движение пчеловодов, которое возглавил Титов в Киевской губернии, приняло довольно широкий размах. Девять обществ объединяло Киевское центральное общество пчеловодов. Оно приобрело большое число пчелиных семей и продавало их пчеловодам, взяло в свои руки заготовку меда и воска, распространяло прогрессивные приемы пчеловодства, снабжало пчеловодов пасечными принадлежностями. Создание обществ пчеловодов помогло киевскому губернскому инструктору перейти к еще одному очень важному давно задуманному им делу – устройству промышленных пасек и в первую очередь пасек-питомников, которые поставляли бы хороших маток пчеловодам-практикам. В то время селекция пчел почти не применялась. Русские пчеловоды в большинстве своем и понятия не имели о том, что в пчеловодстве тоже следует подбирать производителей, как и для получения потомства от других сельскохозяйственных животных. Зарубежные пчеловоды работали в этом направлении и неопровержимо доказали, какое громадное значение для увеличения доходности пасек имеет подбор родительских пар. Общие законы наследственности, действующие в животном и растительном мире, неоспоримы и для пчел. Пасек-питомников в России не было. По предложению Титова, в 1911 г. Киевское губернское земство ассигновало на устройство матковыводного питомника довольно значительную сумму – 1204 рубля. Основали его в селе Борщаговке, купив 30 семей пчел. Для создания племенного ядра выписали чистокровных маток итальянской и кавказской пород. В том же году при непосредственном участии Абрама Евлампиевича, отлично владевшего матковыводным делом, от них искусственным способом вывели маток. Племенных личинок переносили не на мед, а на их естественный корм – маточное молочко (желе). Титов советовал: «чем жиже желе, тем лучше». Соблюдалось и другое важное условие: «чтобы личинки были возможно моложе». Личинок брали из светлых сотов (это проще, чем из темных). Для спаривания маток сформировали нуклеусы (по три сота в каждом). Спаривались матки с местными трутнями. Из 60 полученных молодых плодных маток, которые давали помесных пчел, обладавших повышенной работоспособностью и продуктивностью, половину оставили в питомнике, остальных передали пчеловодам. Гетерозис начал служить и нашему пчеловодству.

Весной 1912 г. пасеку-питомник перевели в более удобное место – в Волошско-Мехеринецкую сельскохозяйственную школу, неподалеку от Казатина. Первый в нашей стране матковыводной питомник положил начало промышленному матководству. Титов хорошо понимал, что ведение хозяйства на промышленной основе требует особой технологии. Если в любительском пчеловодстве, например, можно пользоваться любой системой улья (Левицкого на узковысокую рамку, Дадана или Рута), то для промышленного это совсем небезразлично. Улей становится не просто жилищем пчел, а в первую очередь средством воздействия на них, орудием труда пчеловода. Конструкция улья во многом определяет производительность этого труда. С такой точки зрения и смотрели на систему улья американские пчелопромышленники, когда решали, какую взять. Улей Лангстрота – Рута привлек американских пчелопромышленников простотой и удобством в работе. В нем, кроме того, по словам Титова, «семьи хорошо усиливаются и хорошо перезимовывают». Эти особенности, как известно, для пчеловодства невозможно переоценить. «В частности, улей на рамку Лангстрота нам нравится лучше, – признавался Абрам Евлампиевич и, подчеркивая его преимущества, добавлял: – В таких ульях главным образом и ведется хозяйство на промышленных пасеках Америки».

В Киевской губернии с приходом нового инструктора пчеловодства, естественно, начали распространяться ульи Лангстрота – Рута американского типа. Заглядывая в завтрашний день пчеловодства страны, Титов не без основания утверждал: «Несомненно, что улей этот будет иметь в России большое будущее». Точка зрения большого знатока промышленного пчеловодства на американский улей не могла не оказать влияния на русских пчеловодов, которые неохотно приобретали эту систему, так как мнения о ней высказывались самые противоречивые. Титов советовал мастерским пчеловодных принадлежностей начать массовое изготовление к улью Рута проволочных разделительных решеток. Немаловажным звеном он считал и хорошую обеспеченность сотами, так как без большого их запаса невозможно успешно работать на крупных пасеках. «Пчеловод, сэкономивший копейку на вощине, теряет рубль на медосборе», – говорил Абрам Евлампиевич и советовал ставить магазины под мед за несколько дней до главного взятка, а не с началом медосбора, ведь запаздывание с постановкой магазинов приводит к недобору меда. Титов рекомендовал содержать пчел на обильных кормах в течение всего сезона, и особенно весной при интенсивном выращивании расплода («матка кладет яички сообразно количеству находящегося в улье корма»). Большие запасы кормов – это, кроме того, и экономия труда пчеловода, который сможет тогда обслуживать большее число семей.

Задача крупного коммерческого пчеловодства – высокая доходность, а ее могут принести только сильные семьи. Значит, «слабые, бедные пчелою семьи не должны быть терпимы на пасеке, хотя бы они имели даже маток. Такие семьи не успевают усилиться к главному взятку и не только не дадут дохода, но, возможно, что даже не соберут себе запасов на зиму. Слабые семьи требуют еще больших забот и хлопот со стороны пчеловода, они нередко бывают причиной возникновения напада на пасеке». Слабые семьи незачем оставлять и на зиму. Титов рекомендовал присоединять их к другим, а не исправлять за счет сильных. Это проще и экономически целесообразнее: «Все слабые семьи должны быть соединены по две-три вместе или же подсыпаны к какой-нибудь сильной семье». Он предлагал конкретные и надежные способы. Соединять слабые семьи, по его мнению, лучше вечером, когда прекратится лет пчел. Предварительно их нужно хорошо подкурить дымом, заставить набрать в зобики побольше меда, желательно сбрызнуть жидкой медовой сытой с примесью нескольких капель мелиссового или лимонного масла, запах которого действует на пчел успокаивающе. Для предосторожности матку на день-два можно запереть в клеточку. Пчел обеих семей лучше отряхнуть на сходни перед летком и дать им возможность вместе втянуться в улей.

Хорошие результаты дает окуривание пчел соединяемых семей дымом листового табака – способ очень простой и эффективный. Табачный дым на некоторое время одурманивает пчел, и в таком состоянии они мирно объединяются. «Жаль, – писал Абрам Евлампиевич, – что способ этот не применяется у нас в России, – в Америке он широко практикуется. На пчельниках Рута в Америке мне пришлось пользоваться им в сотнях случаев, и результаты всегда получались превосходные».

Тем, кто решил заняться промышленным пчеловодством, Титов посвятил специальную статью с практическими рекомендациями. В частности, он советовал при многократных кочевках отдавать предпочтение местностям с разнообразной растительностью. Размещая там свои пасеки, пчеловод может рассчитывать на продолжительный медосбор. При неблагоприятных погодных условиях, когда одни растения не дадут взятка, с других все-таки пчелы смогут что-то собрать, «так как не все растения одинаково поддаются различным метеорологическим влияниям».

Большой ущерб крупным пасекам могут наносить болезни, и особенно такие опасные, как гнильцы. Заразные болезни не только снижают продуктивность, но и опустошают целые пасеки. Автор статьи предлагал в этих случаях самые радикальные меры. Если гнильцовых семей мало, их нужно закурить и сжечь ульи: «Поступив так, пчеловод сразу отделывается от болезни, избегает многих хлопот и, быть может, этим спасает от гибели всю пасеку». Так делали и американцы. Если болезнью поражена большая часть пасеки, пчел следовало лечить, обратившись за указаниями и помощью к местному уездному инструктору по пчеловодству. Только проводимая в организованном порядке борьба с опасными болезнями могла закончиться успешно.

Для коммерческого пчеловодства очень важна проблема сбыта продукции. От выгодной продажи меда и воска во многом зависит степень доходности промышленного предприятия.

Придавая экономике хозяйства особое значение, Титов решил ознакомиться с медовым рынком России и побывал в Москве, Петербурге, Рыбинске, Нижнем Новгороде, Выборге и других крупных торговых центрах. Он сразу увидел, что мед на рынках пользуется большим спросом, однако из-за неумения придать продукции товарный вид даже и при высоком качестве пчеловоды теряли почти половину ее стоимости. Продавцы не знали, как подготавливать мед к продаже и придавать ему привлекательный вид, как применять рекламу и расширять контингент покупателей, иначе говоря, им следовало научиться торговать. Только тогда сбыт продуктов будет выгоден для производителя их.

Главную роль в этом, по мысли Абрама Евлампиевича, должны сыграть общества пчеловодов, пчеловодные товарищества, артели, компании. Если они настойчиво и умело возьмутся за дело, то судьба медового рынка окажется в руках самих пчеловодов.

Так, в частности, было поставлено дело в Киевском центральном обществе пчеловодов. Мед в фирменном магазине продавали с этикеткой и пломбой общества, что гарантировало его высокое качество. Для популяризации меда покупателю бесплатно выдавали изданную обществом брошюру о пользе меда и его целебных свойствах. Все это сразу же повысило спрос на него.

Такая система реализации меда общественными пчеловодными организациями могла избавить рынок от фальсификаторов, наносивших ущерб пчеловодам и обманывавших покупателя. Всех, уличенных в фальсификации меда, Титов требовал привлекать к ответственности, как за мошенничество.

Крупные поставщики меда должны быть заинтересованы не только во внутреннем рынке, хотя он емок и спрос на мед стабилен, но и во внешнем, который может дать более значительные доходы. Ведь ни одна страна мира, кроме России, не имела такого исключительного разнообразия медов и таких возможностей для международной торговли. Хорошо налаженный экспорт меда может, как полагал Абрам Евлампиевич, «мелкую, побочную отрасль сельского хозяйства превратить в крупную самостоятельную промышленность».

Развивая эту мысль, он писал: «Наша страна при ее громадном пространстве земельных угодий, благоприятных климатических условиях и разнообразии медоносной флоры может смело занять первенствующую роль в снабжении продуктами пчеловодства тех стран, где для пчеловодства условия менее благоприятны и которые вынуждены ввозить ежегодно значительное количество меда из других государств».

Это был уже государственный подход к развитию пчеловодства России, которое могло бы, как и в глубокую старину, в больших количествах поставлять мед и воск в чужие земли.

Одной из главных стран, куда можно с выгодой экспортировать мед, Титов считал Англию и представил департаменту земледелия подробный доклад о сбыте меда в Англию, который способствовал расширению экспорта этого продукта.

Идею создания промышленного пчеловодства Титов настойчиво проводил на страницах журнала «Пчеловодный мир», который сам издавал и редактировал.

Русская пчеловодная периодическая печать была в то время (первый номер журнала «Пчеловодный мир» вышел в январе 1910 г.) довольно обширной – издавалось около десяти журналов. Потребность в ней пчеловодов, осваивающих рациональные приемы ухода за пчелами, была очень большой. Однако в выходящих журналах и книгах такие важнейшие вопросы, как развитие промышленного пчеловодства и пчеловодной кооперации, не ставились, а если и затрагивались, то поверхностно.

«Особое место в нашем журнале, – писал Титов в обращении к читателям, – будет уделено: 1) развитию крупного промышленного пчеловодства, 2) распространению кооперативных организаций и 3) ознакомлению с иностранным пчеловодством». Эта программа журнала была принципиально новой, оригинальной, отвечающей духу времени, интересам и задачам развивающегося пчеловодства.

Весьма полезным и нужным было и ознакомление русских пчеловодов с иностранным пчеловодством, особенно промышленным, так как многие приемы пчеловождения, которыми пользовались зарубежные пчеловоды, с большим успехом могли быть применены и в России.

На титульном листе «Пчеловодного мира», выходившего два раза в месяц, значилось: «Журнал прогрессивного пчеловодства». На обложке был помещен оригинальный рисунок, раскрывающий содержание журнала и символизирующей будущее пчеловодства России. Художник изобразил поднимающееся из-за горизонта солнце, в лучах которого виден глобус с территорией России и большое здание с надписью: «Школа». Возле нее пасека из рамочных ульев. На переднем плане ульи Рута и пчеловод в европейском костюме, а в правом нижнем углу седобородый старик-пасечник на колодной пасеке. Все это должно было символизировать новое, современное и старое, уходящее.

На четырех языках (русском, английском, немецком и французском) напечатано название журнала, как бы указывая на то, что в нем найдут отражение успехи пчеловодов всего мира.

С первого номера журнала Титов повел курс практического пчеловодства. Он привлек к сотрудничеству выдающихся русских пчеловодов: А.С. Буткевича, П.Л. Снежневского, И.И. Кораблева, Н.Н. Брюханенко и других, разделявших взгляды издателя и направление журнала.

Изменить пчеловодство, сделать его современным, промышленным могли, как был убежден Абрам Евлампиевич, только сами пчеловоды. Дружной, настойчивой работой можно достигнуть поставленной цели. «Пчеловодное дело – это наше дело, дело самих пчеловодов, и нам необходимо взять его в руки, помогать самим себе». И неоднократно повторял: «Будем работать!».

Этот призыв звучал и вдохновлял пчеловодов России. Он был девизом всей жизни самого Титова.

Поражает широта деятельности губернского инструктора. Это и организация общества пчеловодства, и открытие школьных и образцовых пасек, и чтение лекций на пчеловодных курсах, и беседы в школах, волостных правлениях, сборных избах, на пасеках, где порой собиралось до двухсот человек. Кроме того, он участвовал в сельскохозяйственных выставках, посещал пчеловодов, выступал со статьями в земской газете, редактировал журнал. Вся эта созидательная работа и пропаганда основ рационального и промышленного пчеловодства требовали исключительной энергии, свежести мыслей, настойчивости.

«Организационное дело и работы на местах, – признавался он, – тяжелый и кропотливый труд». Однако труд первых русских инструкторов стократ окупался успехами, которые делало пчеловодство страны.

К началу Первой мировой войны по числу кооперативных пчеловодных организаций, широте информации о рациональных приемах и богатству средств распространения пчеловодных знаний Россия вырвалась далеко вперед по сравнению со своими европейскими соседями. В стране насчитывалось более 200 пчеловодных обществ, издавалось 15 журналов. За очень короткий срок – с 1905 по 1913 г. – состоялось пять Всероссийских съездов пчеловодов, «...двигали русское пчеловодство, – писал А.Е. Титов, оценивая это время, – талант, энергия, бескорыстный труд и широкая личная инициатива отдельных лиц и общественности, взаимопомощь, коллективная работа всех пчеловодов, любящих свое дело».

За время мировой и гражданской войн пчеловодству, как и экономике всей страны, был нанесен урон. Но молодая советская республика в условиях жесточайшей разрухи и голода героическим усилием всего народа стала восстанавливать свое хозяйство.

Огромного труда стоило возродить пчеловодство, заново создать общества, товарищества, союзы, открыть мастерские по производству ульев, инвентаря и вощины, наладить просветительную работу среди пчеловодов.

Пчеловоды страны испытывали огромную потребность в централизованном руководстве, и в первую очередь в печатном органе, который помог бы им восстановить связи, наладить сотрудничество, объединиться, без чего невозможна организация совместной коллективной работы. Эту необходимость остро ощущал и Титов. «Наша первоочередная задача, – говорил он, – издавать небольшой бюллетень, посвященный деятельности Измайловской пасеки, в процессе подготовительной работы показалась нам слишком узкой. Русские пчеловоды нуждались в своем органе, и мы остались бы в долгу перед ними, если бы не использовали всех возможностей для того, чтобы такой орган создать».

В октябре 1921 г. вышел первый номер журнала «Пчеловодное дело», ставшего центральным органом пчеловодов. Издавали его Измайловская опытная пасека и Московское общество сельского хозяйства. Журнал включал материалы научно-исследовательского и практического характера, рассказывал о пчеловодной учебе и передовом опыте. Редактором его был А.Е. Титов.

С первых же номеров журнал ставил важные организационные вопросы, освещал острые проблемы теоретического и практического пчеловодства, или, как говорил его редактор, отражал «пчеловодную жизнь и пчеловодное дело в их важнейших проявлениях». Он оказал сильнейшее влияние на развитие пчеловодства страны.

С еще большей силой зазвучал призыв А. Е. Титова к объединению пчеловодов – организации обществ, товариществ, кооперативов. Кооперации в это время отводилась первоочередная роль в восстановлении и развитии народного хозяйства страны, в том числе и пчеловодства. Титов выдвинул программу пчеловодной кооперации и фактически возглавил это движение.

Кооперативные организации по пчеловодству, кроме создания крупных доходных пасек, должны были взять в свои руки всю организационную и хозяйственную деятельность пчеловодов – снабжать их ульями, инвентарем, вощиной, выступать в защиту прав и интересов пчеловодов, налаживать широкую просветительную работу по пчеловодству, создавать страховые медовые фонды на случай неурожайных годов.

На Первом всероссийском съезде представителей общественных и кооперативных организаций по пчеловодству, который состоялся в 1922 г., А.Е. Титов, в частности, особо подчеркивал необходимость иметь страховые подкормочные фонды, что, естественно, было под силу только пчеловодным организациям. Он советовал централизовать местные фонды и при необходимости передавать их из одного места в другое.

Кооперация могла отрегулировать и торговлю медом, сбить на него цены на рынке, монополизировать продажу. «Частному торговому аппарату, – писал Титов в одной из статей журнала «Пчеловодное дело», – можно и должно противопоставить кооперативный аппарат. Дело сбыта продуктов своего труда пчеловоды должны взять в свои руки». Притом нужен был гибкий, дешевый аппарат, оперативный в своих действиях.

И еще на одну чисто коммерческую сторону указывал автор статьи – технику и культуру торговли. Мед, предлагаемый кооперативами, должен быть не только доброкачественным, хотя это – первое условие, но и безупречным на вид. И это еще не все: требовалось, чтобы мед был дешевле, чем у частного торговца. Это привлечет покупателя, повысит авторитет пчеловодной кооперации, укрепит доверие к ней.

Изучать внутренний и внешний рынки, следить за ними, расширять их – без этого пчеловодной кооперации не обойтись.

Титов понимал, что только тогда кооперация справится с поставленными перед нею задачами, когда кооперативные идеи проникнут в сознание пчеловодов, станут их кровным делом. И только там, где будет создано достаточное число экономически сильных пчеловодных товариществ, можно организовать и областные объединения. После этого, считал Титов, «мы сможем иметь мощный жизненный Всесоюзный пчеловодный центр».

На основе кооперативного плана В. И. Ленина пчеловодная кооперация росла, развивалась и крепла. К 1926 г. в стране работало 878 пчеловодных организаций – артелей, товариществ, секций, союзов, обществ. В РСФСР создали Всероссийский союз пчеловодной кооперации – Пчеловодсоюз. Возглавляемый Титовым журнал «Пчеловодное дело» стал его органом.

Кооперативные пчеловодные хозяйства были, как правило, крупными, в лучших из них применяли ульи Рута и промышленную технологию ухода за пчелами. Здесь же устраивали мастерские и даже целые комбинаты, где изготовляли ульи, инвентарь, вощину.

В 20-е годы в стране уже появились коммуны, совхозы и другие коллективы, которые производили различную сельскохозяйственную продукцию. А.Е. Титов считал, что они должны заниматься и пчеловодством. Он одним из первых высказал эту мысль в докладе «О состоянии и нуждах пчеловодства СССР» на Всесоюзном совещании кооперативных пчеловодных организаций в 1925 г. С началом коллективизации сельского хозяйства пчеловодство настоятельно рекомендовалось и колхозам. Предполагалось иметь в них крупные, рентабельные, примерные для пчеловодов-любителей пасеки, где будут находить применение достижения науки и практики. Таким видел будущее общественного пчеловодства Титов – один из его организаторов. Издание журнала в те годы было делом непростым, он издавался на средства, полученные путем займа. Абрам Евлампиевич – автор многих статей по пчеловодству на самые различные темы. Знание английского языка позволяло ему быть в курсе новейших достижений иностранных пчеловодов и сообщать о них своим читателям. Журнал «Пчеловодное дело» по праву считался ведущим и наиболее интересным из пчеловодных журналов. В 1927 г. Абрам Евлампиевич перешел на работу в Госторг, где ведал заготовками и экспортом меда и воска. Работая здесь, он создал в 1930 г. и осуществил проект организации на Дальнем Востоке пчеловодного совхоза на 10 тысяч пчелиных семей, а затем – Приморского треста пчеловодных совхозов, насчитывающего 36 тысяч семей. Это было крупнейшее в мире пчеловодное хозяйство. Оказала огромное влияние на развитие пчеловодства, помогла стать не побочным ремеслом, а отраслью сельского хозяйства.

© www.rnsp.su 2018